Неоценимый подвиг тружеников тыла

И откуда взялось столько силы

Даже в самых слабейших из нас?

Что гадать! Был и есть у России

Вечной прочности вечный запас.

Ю. Друнина

Города трудовой славы

Говоря о Великой Отечественной Войне, прежде всего, вспоминают непосредственно боевые действия. Но, по моему мнению, при этом недостаточно оценивается трудовой подвиг народа, работающего в тылу. Так и не решён на государственном уровне вопрос об узаконивании звания «Город трудовой славы», подчёркивающий трудовой подвиг работников тыла. Президиум Межгосударственного союза Городов-Героев имеет право присваивать звание «Город воинской и трудовой славы». Эти звания имеют, к примеру, Новосибирск, Магнитогорск и Электросталь. Но этот Союз -  это общественная организация. Мне бы хотелось, чтобы, например, Челябинску и Екатеринбургу звания «Город трудовой славы» были присвоены Указом Президента России.

Судьба сложилась так, что у меня было два человека, которых я считаю своими отцами. Один, Серафим Семёнович, – фронтовик, дважды тяжело раненный и награждённый двумя орденами «Красная Звезда», другой, Александр Дмитриевич, был признан негодным к строевой службе по возрасту и по состоянию здоровья. Один сражался на фронте, другой в составе «Трудармии» в открытых полях за Уралмашем ставил и запускал станки. Стены и крыши будущих цехов монтировались позже.

 

Право на хлеб-соль

Война. В стране начался перевод экономики на новый лад. Для распределения продуктов питания была введена карточная система. Альтернативы просто не существовало. Житница Советского Союза, Украина, стала ареной ожесточенных боев. Нарушились транспортные поставки. Трактор, что ранее тащил за собой плуг или сеялку, теперь разбитыми фронтовыми дорогами волок на позиции орудие. Село, основной поставщик продовольствия для страны, осталось без рабочих рук: мужчины взяли в руки оружие. Введение карточек на хлеб является признаком крайнего продовольственного дефицита. Окончательно продуктовые карточки узаконили с 1 сентября 1941 года. Норма снабжения зависела от важности и сложности выполняемой работы. В первую категорию входили трудящиеся военной, нефтяной, металлургической промышленности, сотрудники электростанций и железнодорожного транспорта.

 

Карточка дороже денег

Время шло, война продолжалась, и нормы менялись едва ли не ежемесячно. В самое тяжёлое время по первой категории полагалось по375 граммовхлеба в день и чуть больше килограмма мяса в месяц. Карточка была дороже денег, дороже картин великих живописцев, дороже всех других шедевров искусства. При утере (краже) карточка не возобновлялась. Моя жена до сих пор помнит, что её мать едва не покончила с собой, когда у неё вытащили карточки.

Говорим «голод» - думаем «война», говорим «война» - подразумеваем «голод». Голод навсегда менял психику людей. Мой ныне покойный коллега Станислав Сергеевич Сухов не мог спокойно видеть, как во время наших праздничных командировочных обедов (дни рождения, юбилеи) у кого-то оставалась еда. «Как вы можете что-то не доедать?», - возмущался он. Как надо было настрадаться!

 

Испытание голодом

Не могу не повториться: женщины и дети, падая от голодных обмороков у станков, всё равно вносили свой вклад в обеспечение нашей армии всем необходимым для Победы.

Война грозила обернуться демографической катастрофой. Мужчины — на фронте, женщины — у станка. Рожать в такое время? Дело сродни подвигу. Количество новорожденных резко сократилось. Будущее страны оказалось под угрозой. Государство с помощью продуктовых пайков попыталось стимулировать рождаемость. С шестого месяца беременности и два месяца после нее женщины получали400 граммовмасла, 300 — сахара, 600 — крупы,6 литровсвежего молока ежемесячно. Женщины, сдающие грудное молоко, получали дополнительное продовольствие. Родители делали всё возможное и невозможное, чтобы уменьшить страдания своих детей. Мой отец Александр Дмитриевич бросил курить, потому что взамен давали немного сахара. Раз в неделю он ночью приносил домой на ВИЗ (это более десяти километров) сэкономленную еду и сахар и вскоре уходил обратно. Мать говорила, что иногда он приносил собранные во время работы молодые сосновые отросточки. А луковка саранки была просто деликатесом. Работа и голод раньше времени сделали отца глубоким стариком. На фото он со своей женой, моей второй матерью Анной Михайловной. Отец выглядит намного старше жены, а на самом деле он на два года моложе её. Детская память крепка, да и слушают они «в три уха». Но никогда я не слышал, ни от родителей, ни от их знакомых, панических слов. Они всегда были уверены в нашей Победе.

 

 

Николай Серафимович Воронов,

по материалам интернета и личного архива

Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
  _  __ __  __               
| |/ / \ \/ / _ __ __ _
| ' / \ / | '__| / _` |
| . \ / \ | | | (_| |
|_|\_\ /_/\_\ |_| \__, |
|___/
Введите код, изображенный в стиле ASCII-арт.