Пропавший без вести – не значит позабытый

Мой отец,  Шайдулла Гениятович Ишмухаметов, 1915 года рождения, был призван  в 1941 году Чебаркульским РВК Челябинской области на военную подготовку - обучение вождению танка. Мы жили тогда в селе Караболка Кунашакского района, отец работал трактористом, мама не работала, так как мне в то время было всего 7 месяцев. Спустя какое-то время отец сообщил маме, что началась война и его скоро отправят на фронт.

И вот  моя мама, совершенно безграмотная, не знавшая русского языка, с грудным ребенком на руках, отправилась по месту службы мужа, чтобы повидаться с ним и проводить его на фронт. Она доехала до Челябинска, а до Чебаркуля добиралась пешком. Кроме слова «Чебаркуль» мама по-русски не понимала, поэтому, когда обращалась к прохожим с вопросом: «Чебаркуль?», они понимали, что маме надо добраться до Чебаркуля. И ей говорили: «Идите прямо, всё время прямо по дороге», и она шла со мной, грудным ребенком на руках, чтобы повидать мужа. Кто бы мог знать тогда, что мы видим его, а он нас - в последний  раз.

Потом от папы пришло письмо, которое он написал с дороги на фронт и сообщил, что едут они в поезде пока неизвестно куда, но по приезде на место он сообщит маме адрес. «Ждите письма» – были последние слова в этом письме.

Но вместо долгожданного письма мама получила извещение, что мой отец, проявив геройство и мужество, пропал без вести в декабре 1941 года. Вопросы: как пропал, где сложил свою голову, предан ли земле, не дают покоя до сих пор.

Как видно, недолгим был боевой путь моего отца, но он не пожалел своей жизни ради разгрома врага, чтобы дети жили в свободной стране.  

Судьба вдов не полегчала и после окончания войны. Уцелевшие мужья вернулись к своим семьям, им стало жить лучше, дети были окружены заботой, опекой.

Хотя я родилась в 1940 году, а моя сестра – позднее на 1 год, тяготы войны и послевоенных лет мы хлебнули сполна. Войной опалено наше детство, юность, да и вся наша жизнь. Мы росли, не зная ласки отца, его заботы, не доедали, не имели возможности получить образование. Своего отца я знаю только по довоенному фото, но память о нём я бережно храню. Наша мама, молодая и красивая, стала вдовой. Она очень любила отца и продолжала его ждать до конца своих дней, надеясь на чудо. Сегодня «сироты войны»,  отцы которых погибли при защите нашего Отечества, - пенсионеры с большим трудовым стажем, и нам уже давно перевалило за семьдесят. Мы вынуждены были работать с малых лет и сильно подорвали здоровье. Я приехала в Снежинск в 1963 году, работала в детском учреждении, затем уборщиком в КБ-2 и долгие годы добросовестно трудилась во Дворце культуры «Октябрь». На пенсию ушла по инвалидности.

Мы считаем, что большое горе и испытания, которые принесла нам война и которые пережил наш народ, не должны повториться, а правду об этих испытаниях должна знать молодежь.

 

Из воспоминаний С.Ш. Валиевой     

Комментарии

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
             _____   _         
__ __ | ___| (_) _ __
\ \ /\ / / | |_ | | | '_ \
\ V V / | _| | | | |_) |
\_/\_/ |_| |_| | .__/
|_|
Введите код, изображенный в стиле ASCII-арт.